В Московском Мультмедиа Арт музее открылась оригинальная выставка с непривычно длинным названием – «Вера. Надежда. Маньчжурия. Русские старообрядцы в фотографиях японского ученого Ямадзоэ Сабуро. 1938-1941 гг.» Выставка – как кусочек реальной истории, в которой переплелись разные дороги и линии судьбы. Истории, в которой отразились события и люди одного государства на территории другого в понимании третьего. Истории, когда в определенный момент в одной географической точке сошлось вместе русское, китайское, японское…

Эта выставка фотографий приехала из Приморского государственного объединённого музея имени В. К. Арсеньева и приурочена к выходу в 2012 году книги с таким же основательным названием – «Дни в Романовке. Японские фотографии, запечатлевшие русское старообрядческое село в Маньчжурии на рубеже 1930-x — 1940 х годов». Издание готовилось в рамках Программы «Первая публикация» Благотворительного фонда В. Потанина.

Фотографии рассказывают о русском старообрядческом селе, а точнее – о его жителях, старых и малых, которые бежали в начале 1930-х гг. из советского Приморья от коллективизации и репрессий и осели далеко за границей СССР, в сердце Маньчжурии между городами Харбин и Муданьдзян. Там, вблизи линии Китайско-Восточной железной дороги в 1936-м они основали поселение, которому в память о русской императорской семье дали название Романовка и которое за несколько лет превратилось в процветающую деревню. Именно в связи с этим процветанием и известностью, перешагнувшей пределы Маньчжурии, Романовка попала в кадр.

Соломонида Кустова (Солонька) несёт воду с речки
Соломонида Кустова (Солонька) несёт воду с речки

Ямадзоэ Сабуро, биохимик из Японии, человек, который запечатлел русских старообрядцев на китайской земле, в числе других ученых из токийского Института освоения территорий, был направлен в Романовку для изучения опыта успешного выживания русских в новых для них условиях. Для японцев это имело огромное значение: они планировали массовое переселение своих крестьян в образованное на территории Маньчжурии марионеточное государство Маньчжоу-го. Со свойственной этой нации тщательностью и добросовестностью ученые из Токио фиксировали детали жизни романовцев, анализируя собранную информацию и систематизируя ее в специальных изданиях для колонистов. Фотографии, которые Ямадзоэ Сабуро печатал попутно, относятся к разряду любительских, но непредвзятость и доброжелательность фотографа, а также симпатии к нему романовцев делают эти фотографии уникальными в документальном и просто человеческом плане. Не каждого чужака старообрядцы допускали в свой узкий и закрытый мир с устоявшимся ритуалом жизни, бытом и развлечениями. Не каждому они могли улыбнуться и открыть себя.

Братанники (двоюродные братья). Петя (слева) и Ефим Гуськовы
Братанники (двоюродные братья). Петя (слева) и Ефим Гуськовы

Несмотря на то, что в Романовку в те годы приезжали и профессиональные фотомастера, считается, что они не смогли так точно и полно показать оттенки жизни русских старообрядцев, как это сделал ученый-фотограф из Токио. На его снимках — девочка в валенках несет ведра с речной водой; отец и сын гнут полозья для саней; два смешных братанника – двоюродных брата: один – в застегнутом на одну пуговицу маловатом зипуне, другой ежится – он в длинной, русской, с поясом рубахе. Ямадзоэ Сабуро сфотографировал старообрядцев и в поле, с бороной. И дома, рядом с люлькой. На снегу, с пойманными тигрятами. В танце, рядом с сопкой. Тут есть даже девушки, играющие в лапту. И двое женщин среди могильных крестов на заросшем высокой травой лугу – на чужой, а, может, уже ставшей родной земле, оказавшейся для кого-то из романовских единоверцев последней обителью.

Спустя почти шесть десятилетий после съемки, при содействии другого японского ученого, знаменитого Накамура Ёсикадзу, переведшего на японский «Слово о полку Игореве», эти фотографии были переданы во Владивосток, в музей, из которого они и приехали сейчас в Москву. Любопытно, что сотрудники музея несколько лет разыскивали изображённых на  фотографиях жителей Романовки, судьба которой была поломана в 1945-м: после прихода в Маньчжурию советских войск большую часть глав семейств арестовали и отправили в лагеря. После этого кто то вернулся вслед за арестованными в  СССР, кто то отправился дальше и добрался до  Южной Америки, Австралии, США… Сотрудникам музея во Владивостоке удалось проследить судьбу всех, кого сфотографировал когда-то Ямадзоэ Сабуро – вплоть до младенцев в люльках. Некоторые из романовцев живы и по сей день.

Романовское кладбище. Агафья Феопентовна Калугина (слева) и Ирина Бодунова у могилы Елисея Калугина
Романовское кладбище. Агафья Феопентовна Калугина (слева) и Ирина Бодунова у могилы Елисея Калугина

Выставленные в МАММе фотографии дополняют «живые» предметы быта старообрядцев – сундуки, одежда романовцев, чётки, бусы, что делает выставку полноценной и разносторонней музейной экспозицией. Плюс ко всему организаторы предлагают посетителям посмотреть документальный фильм о старообрядцах Приморья «В поисках рая» режиссёра И. Бахтиной, а также послушать лекции о московском старообрядчестве.

Фотовыставка в таком музейном формате продлиться до 20 января. Точный адрес: ул. Остоженка, д.16. режим работы: каждый день, кроме понедельника с 12:00 до 21:00. Цена билетов: взрослым – 300 руб., студентам – 150 руб., пенсионерам и школьникам – 50 руб., инвалидам бесплатно.

Подготовила Катерина Кудрявцева