Гирлянды сохнущих рубашек, развешанных над головами прохожих рукавами вниз и почти наглухо закрывающие полоску неба узкой городской улочки. Далекий от канона манекенщицы женский торс в обтяжке белого кружева. Спящая фигура на скамейке – явно без определенного места жительства и от того с явно определенным положением в обществе. Дамы полусвета. И мужчины полуночи…

Эти и другие фотографии знаменитого Брассая, которые весь август и чуть ли не половину осени можно будет увидеть в Москве, — еще одно подтверждение старой мысли: главное – не что снимать, а как это делать, и  своего рода иллюстративный ответ на вопрос: почему фотографии одних людей, с куда, казалось бы, более интересным сюжетом, проходящи и невпечатляющи, а снимки других, хватающих  отнюдь не лицеприятные миги своего времени и своей истории, переживают автора, не устаревая  спустя десятилетия. Брассай однажды заметил: «Существует много фотографий полных жизни, но непонятных и быстро забывающихся. Им не хватает силы, а это самое важное».  Фотографии Брассая дают возможность увидеть и почувствовать ту необъяснимо-тонкую вещь, которую сам он называл «силой» и которую можно назвать как угодно, вплоть до «таланта фотографа».

   Открытие выставки Брассая – 2 августа в столичном Мультмедиа Арт Музее. Событие позиционируется как первая масштабная ретроспектива легендарного фотографа ХХ века, Кавалера ордена искусств и литературы, обладателя Ордена Почетного Легиона и французской Большой национальной премии по фотографии, раскрывшего в своих черно-белых снимках  ночные  и дневные тайны Парижа.

   Брассай – это псевдоним. Настоящее имя — Дьюго Халас. Он родился в 1899-ом году в местечке Брассо на юго-востоке Австро-Венгрии и выбрал это географическое название в качестве своей творческой «аватарки» в 25-летнем возрасте, когда попал в эпицентр художественной жизни, поселившись на Монпарнасе в Париже. «Брассай» (Brassai) дословно – «из Брассо».

   Уроженец Брассо до того, как стать фотографом, основательно учился живописи – в Будапеште, Берлине. В Париже стал заниматься журналистикой. В поисках  иллюстраций к своим текстам, освоил фотографию. Освоил и шагнул в этой профессии далеко. Знаменитым  стал в 30-е годы благодаря двум откровенным альбомам «Ночной Париж» и «Тайный Париж».

   «Звезды чьи? Ничьи? Значит, мои, потому что я первым до этого додумался!», — возможно, по аналогии с этой мыслью одного персонажа из сказки «Маленький Принц» Антуана де Сент-Экзюпери, можно сказать и про Брассая, который первым додумался снимать жизнь  большого города ночью – подвыпивших посетителей парижских кафе, продающих свое тело и ищущих денежного  счастья мужчин и женщин, черные тени, белые руки, туманные перспективы, зеркальные отражения и красные губы – восприятию насыщенности этого красного не мешает даже ограничение  монохромной фотопленки, способной передавать только два акцента цвета. Жизнь того слоя общества, которое зовется «дном», Брассай  на своих фотографиях подсветил с помощью пятен и дорог света от горящих окон,  городских фонарей и автомобильных фар, разбавляя и нивелируя контрасты, делая скользящие в дымке фигуры размытыми и таинственными.

   Шагнув в ночь, сам Брассай, как фотограф, вышел  в свет. Его фотографии стали печатать известные и престижные журналы  —  авангардносюрреалистического уклона «Минотавр» («Minotaure»), журнал моды, фотографии, искусства и шоппинга «Верве» («Verve»),  светский  «Life», журнал мод «Harper’s Bazaar» и другие.  «Harper’s Bazaar» публиковал как фотографии, так  и репортажи Брассая.

Становясь все более популярным и начав вращаться в высоких эшелонах художественной элиты, Брассай познакомился с Сальвадором Дали, Ман Рэем, Генри Миллером, Пабло Пикассо, Анри Матиссом. Трудно сказать, то ли он их нашел, то ли они нашли его, но так или иначе эти  художники были нужны ему, а он им. Он многому научился у них, оттачивая свое художественное творчество. И много сделал для того, чтобы запечатлеть этих выдающихся людей за работой, в их мастерских, передав оттенки их эмоционального и психологического напряжения. Особо известна его фотосерия о Пикассо. В сочетании с написанной  позднее книгой «Conversations avec Picasso», название которой можно перевести как «Беседы с Пикассо» и где записаны разговоры Пикассо и Брассая о жизни и искусстве на протяжении трех десятилетий знакомства, Брассай  воссоздал целый пласт жизни известного испанца, донеся до других интересные мысли и оригинальные идеи.

   Вехой в карьере Брассая-фотографа стал 1948-й год, когда прошла его персональная выставка в Нью-Йорке — сначала в Музее современного искусства на Манхеттене, затем в Доме Джорджа Истмана в Рочестере,  после  чего экспозиция переместилась в чикагский  Институте Искусств. Нью-йоркский Музей современного искусства еще несколько раз был местом проведения  выставок Брассая, два раза в 50-х годах и в 1968-м. В 70-х годах работы Брассая  были трижды представлены на Международном фестивале «Фотографические встречи в Арле», который считается одним из самых престижных фотофестивалей Европы. Через шестнадцать лет после смерти  фотографа, в 2000-м году парижский Центр Жоржа Помпиду организовал ретроспективную экспозицию, собрав для показа почти полтысячи фотографий этого человека.

   Нынешняя выставка в Москве  представит Брассая с разных точек художественного зрения — как фотографа, художника и скульптора. Выставочное пространство объединит  и знаменитые  его фотографии, и менее известную графику, и небольшие скульптуры, среди которых  «Голова Пикассо» 1948-го года работы. Среди фотографий: и парижская реальность 1930-х годов, включая легендарные «Ночной» и «Тайный» альбомы, и  фотопортреты Пикассо, Дали, и всевозможные эксперименты в стиле сюрреализма, когда, Брассай на фотобумаге  превращает, например, обычные ножницы в какой-то необычно-загадочный предмет, и снимки из серии «Граффити», которые он делал на протяжении более чем двадцати лет, ища на стенах парижских рабочих кварталов всевозможные выбоины, выщербины  — эти неровности или дырки становились носом или глазами сделанных Брассаем настенных портретных росписей. Что касается представленных на выставке рисунков Брассая, то они в основном фиксируют живописность обнаженной натуры и относятся к середине 1940-х годов, когда Париж был оккупирован и запрещалось фотографировать. Разносторонность и художественную масштабность выставочного проекта  довершает  вытканный Брассаем уникальный гобелен.

   «Цель искусства, — сказал в свое время Брассай, — поднять людей на уровень знания более высокий, чем тот, что они достигли бы сами». Выставка в Москве, предоставляющая большой объем художественной  информации, объединяющая разные жанры, стили искусства и показывающая творческую многоликость одного человека, способна поднять тех, кто придет на нее посмотреть, на уровень более высокий, чем они имели прежде.

Адрес выставки – Москва, Мультмедиа Арт Музей, ул. Остоженка, 16. Сроки проведения: 2 августа — 7 октября. Выставка открыта с 12:00 до 21:00  каждый день, кроме понедельника.

Подготовила Катерина Кудрявцева