В истории фотографии можно выделить не так много выдающихся женщин, но все же они есть. Одной из них является Имоджен Каннингем – одна из первых женщин вообще, кто профессионально занялся фотографией. Ее карьера стартовала еще в начале XX столетия, шокировав пуританскую американскую публику фотографией обнаженной натуры. Она пробовала себя в самых разных жанрах – обнаженная натура, портретная съемка, натюрморт и даже фотографирование цветов.

Автопортрет, 1910
Автопортрет, 1910

Будущий фотограф появилась на свет в 1883 году в Портленде. Отец семейства хотел, чтобы все его дети смогли поступить в университет. Однако из десяти детей получать высшее образование в области химии в Сиэтл отправилась только Имоджен. В восемнадцать лет девушка впервые заполучила в свои руки фотоаппарат, однако к тому моменту она еще не умела ни фотографировать, ни проявлять фотоизображения, поэтому благоразумно решила продать камеру своему другу. Имоджен всерьез начала интересоваться фотографией только после посещения одной из выставок.

Свое знакомство с этим привлекательным и интересным миром она продолжила в стенах университета, где преподаватель химии объяснил ей, как фотографировать на камеру. За небольшие деньги она начала снимать разнообразные растения для кафедры ботаники. Знакомясь с творениями признанных мастеров, она прониклась стилем пикториальной фотографии.

«Мечта», 1910 год, Имоджен Каннингем
«Мечта», 1910 год, Имоджен Каннингем

Именно в этом стиле был сделан ее первый знаменитый снимок, наделавший много шума. Речь идет об автопортрете 1906 года, на котором обнаженная девушка лежит в траве. Для пуританской публики начала XX века это было слишком вызывающе и откровенно. Ее родные, узнав об этой фотографии, буквально пришли в ужас. Однако девушку это не остановило, поскольку она всегда занималась только тем, что ее интересовало, не обращая внимание на мнение большинства. Впрочем, большая часть ее снимков раннего периода были очень посредственными.

В 1907 году Имоджен оказалась в студии Эдварда Кертиса, получившего известность благодаря снимкам индейцев Северной Америки. Там она обучилась печати фотографий и съемке портретов. Спустя два года девушка уезжает в Германию. В Дрездене она исследует химические процессы и одновременно осваивает фотосъемку. В 1910 году выходит в свет ее публикация, касающаяся проявки бумаги, особенности и скорости печати фотоизображений.

Агава, 1920-е, Имоджен Каннигам
Агава, 1920-е, Имоджен Каннигам

После окончания учебы в Европе Имоджен Каннингем вернулась в Соединенные Штаты. В родном Сиэтле она открыла уже собственную студию с галереей. Имоджен начала заниматься коммерческой фотографией, также находя свободное время для того, чтобы снимать разнообразные сюжеты по собственному усмотрению. На время забросив работу с обнаженной натурой, она целиком сконцентрировалась на портретной съемке, причем сделанные ею кадры значительно отличались от тех, что предлагали другие фотостудии города. В частности, она предпочитала фотографировать своих моделей как можно в более простой обстановке, применяя необычные, интересные ракурсы. Ее наиболее характерным снимком того периода является собственный автопортрет: двадцати семилетняя женщина предстает на нем в таинственном и притягательном образе, но одновременно в ее чертах прослеживается независимый и сильный характер.

Широкое признание пришло к ней после того, как несколько ее работ были отмечены на выставочных мероприятиях и опубликованы в ряде изданий. В 1915 году она сыграла свадьбу с Роем Патриджем. Имоджен любила снимать своего мужа и знакомых, причем зачастую на ее снимках они демонстрировали в обнаженном виде. Некоторые фотографии обнаженной натуры выставлялись ею на различных мероприятиях, но реакция общественности вскоре заставила Имоджен отказаться от публичной демонстрации подобных работ. В первом браке она родила троих малышей, и на время ей пришлось забыть о фотографии и заняться воспитанием детей.

Имоджен оставила коммерческую фотографию. В 20-е годы она увлеклась садовым хозяйством и много времени проводила, ухаживая за зелеными растениями. Имоджен стала фотографировать цветы, произраставшие у нее на садовом участке. В результате, она представила публике одну из первых фотоколлекций в мире, которая показывала удивительную красоту и нежность цветов. При фотографировании цветов она старалась акцентировать внимание зрителя на необычайных контрастах, причудливых формах. Это абстрактные фотоработы, которые перекликаются со снимками, сделанными ею в жанре ню. Спустя годы Имоджен возненавидит некоторые свои «цветочные» работы, поскольку, по ее мнению, они заслонили собой более значимые и интересные портретные фотографии.

Martha Graham, 1931, Имоджен Каннингем
Martha Graham, 1931, Имоджен Каннингем

30-е годы ознаменовались участием Имоджен Каннингем в неформальном творческом объединении калифорнийских фотографов f/64. На тот момент туда входили такие мастера фотографического жанра, как, например, Ансель Адамс и Эдвард Уэстон. Под влиянием этой группы сформировалось новое направление – формализм, то есть отображение на фотографиях окружающей реальности именно такой, какой ее видит сам человек. Для этого требовалось снимать разнообразные сюжеты с максимальной резкостью, без какой-либо дополнительной обработки негативов и отпечатков. Это шло вразрез с эстетикой и принципами пикториальной фотографии. Участники группы также настаивали на том, что фотография является отдельным жанром искусства со своей эстетикой. Впрочем, после нескольких совместных выставок группа f/64 распалась, но все же ее влияние на дальнейшее развитие фотоискусства оказалось весьма существенным.

В середине 30-х годов Каннингем сотрудничала с изданием VanityFair. Она снимала портреты многих знаменитостей в повседневной, простой обстановке. В частности, Каннингем фотографировала знаменитую художницу Фриду Кало и кинозвезду Кэрри Грант. Одновременно женщина-фотограф много ездила по стране и пробовала свои силы в уличной съемке.

Hands and Aloe Plicatilis, 1960, Имоджен Каннингем
Hands and Aloe Plicatilis, 1960, Имоджен Каннингем

В мире фотографии Имоджен запомнилась, прежде всего, как очень противоречивая фигура с довольно сложным, упрямым характером. Как с иронией отмечал ее современник и коллега по ремеслу Ансель Адамс, в крови у Имоджен имеется три процента уксусной кислоты. Однако непростой и порой язвительный характер не мешал ей постоянно интересоваться чем-то новым. Поэтому она путешествовала не только по Соединенным Штатам, но и ездила на европейский континент, не боясь заглядывать в самые мрачные пригороды британской или французской столицы.

Очень сложно однозначно определить стиль Имоджен в фотографии. Ведь на протяжении десятилетий она пробовала себя в самых разных жанрах, не слишком полагаясь на предшествующие работы или накопленный опыт. Казалось бы, в ее фотографиях нет ничего необычного или нового, однако она всегда умудрялась идти в ногу со временем, делая созвучные каждой исторической эпохе фотоработы. В ее снимках можно найти самые разные стилистические направления – от пикториализма, присущего фотографии начала XX столетия, до социальной и документальной фотографии. Но большей всего ей самой нравилось снимать портреты и обнаженную натуру.

Возраст и его сиволы, 1958, Имоджен Каннингем
Возраст и его сиволы, 1958, Имоджен Каннингем

При съемке портретов Имоджен всегда стремилась выявить личное отношение к жизни портретируемого его индивидуальность, скрытую в чертах лица или мимике. По этому поводу она говорила следующее: «Если Вы хотите отобразить самые лучшие качества и заставить проявиться их в лице портретируемого, необходимо уметь в ходе взаимного контакта очень быстро понять самые красивые стороны его характера, интеллекта и духа». Правда, соблюдая этот принцип, Имоджен никогда не отказывала себе в удовольствии запечатлеть какую-нибудь знаменитость в ироничной или неформальной позе. Тут проявляется ее собственный индивидуальный почерк в фотографии.

Уже будучи в весьма почтенном возрасте, Каннингем продолжала активно заниматься фотографией. Она осваивала Polaroid, занималась преподавательской деятельностью, вновь снимала в жанре ню. Самое главное, что она никогда не считала себя старой и готовой уйти на покой. Ей принадлежит забавная фраза: «Вы знаете, что делают мои сверстницы? Беседуют о склерозе». Дом Имоджен в Сан-Франсиско всегда был наполнен молодыми любителями фотографиями и студентами, с которыми она постоянно обменивалась впечатлениями и делилась опытом.

Когда ей было далеко за семьдесят, на нее вдруг обрушилась огромная популярность. О творчестве Имоджен Каннингем вышло несколько книг и документальных фильмов. Более того, в честь американской женщины-фотографа даже назвали кратер на Меркурии. Однако такая популярность Имоджен только утомляла. В 1973 году она начала свой новый фотографический проект, который, к сожалению, так и не был завершен до конца. Это была съемка ее ровесников – знакомых и друзей, коим уже было за девяносто лет, и кто с улыбкой и умиротворением встречал каждый следующий день. Спустя три года Каннингем не стало.

Сегодня многие любители фотографии, знакомясь с работами Имоджен, вспоминают ее легендарную фразу: «Я думаю, что лучший снимок — это тот, который я собираюсь сделать, а не тот, который получается после нажатия кнопки. Когда я нажимаю на кнопку, того снимка, который я представляла себе, больше нет. Все же, я надеюсь когда-нибудь сделать его».

Подробнее с работами Имоджен Каннингем можно ознакомиться на сайте The Imogen Cunningham Trust .