Патрик Демаршелье, известный своей фешн-фотографией, на этой неделе провел мастер-класс в Мультимедиа Арт Музее. Это была одна из многих встреч с культовыми фотомастерами, запланированных на эту весну и проводимых в рамках биеннале «Мода и стиль в фотографии-2013». Демаршелье, который в этом году отметит свое 70-летие, много лет сотрудничает с Домом Диора, публикуя свои снимки в крупнейших изданиях Старого и Нового света – «Elle», «Vogue», «Harper’s Bazaar», «Rolling Stone», «Life», «Newsweek»…

Как сказала директор МАММ Ольга Свиблова, Патрик «нашел свою нишу». Начав в 50-х годах прошлого столетия с любительской съемки друзей и подработки в фотомастерских печатью и ретушью, он постепенно вписался в элитные круги. Одно время работал ассистентом у известного фотографа Ханса Фойрера. А с начала 70-х годов уже достаточно прочно прилепился к дизайнерско-модельной среде, предлагая свой взгляд на всегда модный мир моды – мир людей, здесь работающих, и мир вещей, здесь царящих.

Патрик Демаршелье. Костюм Bar.
Патрик Демаршелье. Костюм Bar.

Довольно скупой на слова Демаршелье, как его ни тормошила О.Свиблова и публика в зале вопросами, выдал в качестве советов лишь несколько принципов съемки. Один из них касался той самой «эстетики случайного кадра», которой Демаршелье и знаменит: «Я не люблю управлять людьми. Я люблю поймать момент, когда люди начинают проявлять себя. Конечно, некоторым моделям нужно объяснять, что делать. Но в основном я жду, когда они сами оживут, начнут двигаться в соответствии со своими ощущениями в той или иной одежде. Я люблю природный шик движений. Люблю, когда он проявляется не от того, что ты поставил эти движения, а совершенно естественным путем». В качестве одной из иллюстраций этих пойманных кадром естественных движений Демаршелье показал фото, для которого он собрал в Саду парижского музея Родена 40 манекенщиц. Правда, перед тем, как они по-настоящему «ожили», он, по его словам, разыграл с ними игру в party.

Патрик Демаршелье. 2012
Патрик Демаршелье. 2012

Не имея никакого официального образования, Демаршелье доходил до всего практическим путем и во многом «наработал глаз», учась на фотографиях своих «сослуживцев» по журналу «Vogue», а ими по воле судьбы оказались не кто иные, как Ирвин Пенн и Ричард Аведон — люди, которые считаются одними из самых влиятельных фотографов XX века. «Это два идола», — просто и лаконично сказал Демаршелье. – И у меня есть фотографии моделей а ля Аведон или Ирвин Пенн». На одной из таких фотографий – русская манекенщица по имени Саша, с руками в длинных перчатках, узором разведенных в разные стороны. «Но когда мы только начинаем фотографировать, мы не должны быть на кого-то похожими. Надо всегда искать свой стиль». Работая для «Vogue», Патрик также усвоил урок: «Не надо делать, что тебя просят. Надо делать, что тебе нравится».

Ричард Аведон. Кутюрье Джон Гальяно.1999
Ричард Аведон. Кутюрье Джон Гальяно.1999

«Я люблю контрасты, — говорил Демаршелье. — Мешаю и Китай, и Францию, и черно-белое, и цветное, в зависимости от ситуации, настроения». Ну, видимо, и от веяния и духа той самой моды, которую Патрик снимает. На вопрос – откуда он черпает идеи для съемок? – фотограф ответил: «Идеи приходят отовсюду: от самих моделей, от дизайнеров, стилистов, осветителей. Идеи подсказывает макияж, складка юбки или цвет волос… Надо просто поймать «волну», и всегда иметь открытыми глаза и уши».

Так однажды общими усилиями стилистов и Демаршелье была поймана та «волна», которая в определенной мере помогла изменить «lооk» принцессы Дианы. Патрик рассказал, что как-то снимал Диану, а она пришла на съемку с очень сильным макияжем – его практически убрали, укоротили волосы…и мир увидел ее новый образ, размноженный фотографом под разным углом зрения. И с тех принцесса Диана изменила свой образ не только на фотографиях, но и в жизни.

Ирвин Пенн. Ballet Society. 1948
Ирвин Пенн. Ballet Society. 1948

У Демаршелье есть совершенно разные наборы фотографий, снятые вперемежку и на подиуме, и в ателье, во время дефиле и где-то на скамейке, на отдыхе, когда 16-летние модели в невообразимых прическах, напоминающих целые дворцы, жуют самые простые леденцы на палочках. Есть снимки, где «задником» служит черное парижское небо или ослепительно белые версальские стены, решетка ограды городского зоопарка или старый обшарпанный двор с богом и людьми забытым велосипедом. И есть много снимков, сделанных фотографом в его нью-йоркской студии, где фоном, оттеняющим грацию фигуры, служит болотного цвета холст, сделанный 30 лет назад специально для Демаршелье одним английским художником. «Перед фотографами, работающими в мире моды, стоит двойная задача, — объяснял Патрик. – Важно показать как произведение искусства сшитое пальто, платье или шляпу, и важно показать его так, как будто мы его обходим по кругу, показать объемно. И тут надо угадать с фоном, ракурсом, перспективой, сменой дистанций… И самое главное для фотографа – понимать свет. Когда я прихожу на съемку, я всегда смотрю на свет и тут уже решаю – что делать».

И, как заключительный аккорд и дифирамб фотографии, одна последняя реплика Демаршелье: «Каждый день есть что снимать. Каждый день у меня чудо в работе. И каждый день благодаря фотографии у человека есть возможность проявить себя».

Катерина Кудрявцева