Если верить фольклористам, в русских былинных сказаниях этот город величали Леденцом, потому что старейшее название здешнего поселения звучало как Линданисе. Прошли многие века, но у туристов, попадающих и сегодня в этот милый прибалтийский город, он вызывает прянично-карамельные ассоциации.

Почему так происходит, несложно понять, если взглянуть на аккуратные и разноцветные домики старого Таллина. Особенно хорошо они смотрятся с высоты: Вышгород, который является самым центром, таит в себе множество смотровых площадок. Они позволяют изучить подробным образом один из главных символов города. Им по праву считается Старый Тоомас – флюгер на шпиле Ратуши. Стоя на такой площадке, хорошо медитировать, рассматривая огромные паромы, отходящие к шведско-финским берегам.

Фото: jurvetson / Foter.com / CC BY
Фото: jurvetson / Foter.com / CC BY

Другая популярная смотровая площадка – башня Олевисте. Эта церковь была построена в 15 веке и на тот момент считалась самой высокой во всей Европе – 159 метров. Обзорная площадка находится на высоте всего шестидесяти метров, но по причине крутизны винтовой лестницы этого более, чем достаточно. Предусмотрительная администрация зимой закрывает вход, опасаясь несчастных случаев. Если же взглянуть на Таллин хочется с самой верхней точки, можно штурмовать телевышку, которая осталась в наследство от Олимпиады-80. Город тогда принимал регату.

Десять веков существования дали Таллину множество имен. За это время он приобрел типичные черты городов севера Европы, но и уберег свою индивидуальность. ЮНЕСКО счел его самым хорошо сохранившимся городом эпохи Средневековья в Европе и внес в свой знаменитый Список. Даже само сочетание слов Старый Таллин стало брэндом.

Этот имидж эстонской столицы не позволяет разглядеть за кружевом флюгеров и неприступностью крепостных башен динамично развивающийся столичный город. Хотя, возможно, не стоит и пытаться этого делать? Индустриальной культуры и романтики можно в достатке отыскать в других столицах: сегодня инсталляциями в духе мусорных свалок и гей-клубами никого не удивить. В Таллине этого тоже хватает, но едут сюда все-таки за другой романтикой.

Фото: archer10 (Dennis) / Foter.com / CC BY-SA
Фото: archer10 (Dennis) / Foter.com / CC BY-SA

Стоит лишь сделать шаг на старинную брусчатку мостовой исторического центра, как сразу оказываешься в позднем Средневековье. Это были золотые времена для города, который тогда назывался Ганзейский Равель. Запах на улицах – неуловимо знакомый и сказочный одновременно. Это жареный миндаль в коричной глазури, который продают девушки в немодных уже несколько сотен лет плащах. Старинные платья и шляпы – униформа здешних продавцов. Когда на город спускаются сумерки, велик шанс наткнуться на факельное шествие. Это может быть все, что угодно: от группы туристов на обзорной вечерней экскурсии до корпоративной вечеринки местных офисных работников.

Ратушная площадь – самый центр Нижнего города и его сердце. На ней проходят традиционные рождественские ярмарки. На праздничных прилавках можно увидеть недорогие и качественные сувениры ручной работы, которыми богаты и обычные магазины. Популярны свитера со снежинками и оленями, шапки из яркой валяной шерсти, как у Пеппе Длинный Чулок, носки и варежки, которые могут довязывать прямо при покупателе. Идут на ура льняные скатерти и прихватки с МумиТроллем (казалось бы, Эстония тут совсем не при чем, но вот продаются).

Фото: archer10 (Dennis) / Foter.com / CC BY-SA
Фото: archer10 (Dennis) / Foter.com / CC BY-SA

Окрестные рестораны соперничают в вечной схватке друг перед другом блюдами, приготовленными по старинным рецептам, и пытаются соответствовать средневековой атмосфере. Сами эстонцы в такие места не ходят, считая их кулинарные шедевры фастфудом для туристов. Приезжие, напротив, с восторгом пробуют блюда из меню чесночного ресторана и оценивают мастерство выпускников Школы средневековых официантов, оставляя щедрые чаевые. Весь этот антураж возбуждает аппетит и притупляет бдительность. Кстати, именно Таллин – родина знаменитых марципанов, которые были любимым лакомством российского императорского двора. Отсюда их поставляли к царскому столу, а сегодня полюбоваться на процесс изготовления, а потом и купить сладкое чудо можно в Музее марципана. Поят туристов в эстонской столице тоже с большим знанием дела. Это происходит в винотеках и пивоварнях, демократичных пабах и спорт-барах.

Потчуют таллинцы своих гостей и многочисленными байками и страшными историями. Здесь практически на каждой улице обитает свой собственный призрак, в церкви Нигулисте можно столкнуться с ходячей мумией, а местный Дон Жуан, упокоившийся с миром в Домском соборе, продолжает заглядывать женщинам под юбки.

Монастырь Святой Катарины.
Монастырь Святой Катарины. Фото: tourism.tallinn.ee / Foter.com / CC BY-NC-SA

Достопримечательности, которые можно потрогать и сфотографировать, в эстонской столице присутствуют в неменьшем количестве и представляют большую архитектурную ценность. Самыми значительными, по мнению искусствоведов считаются:

  • Монастырь Святой Катарины, построенный в период с 13 по 15 век. Он гарантирует путешественнику самые средневековые впечатления. Здесь горят факелы, шаги гулко отдаются в стенах старинных залов, а ликер приготовлен по рецепту восьмисотлетней давности. Особая достопримечательность – энергетический столб, проходящий через одно из помещений. Впрочем, его сфотографировать или потрогать пока никому не удалось.
  • Замок Маарьямяги – это бывшее имение графа Орлова на побережье Пирита. Сегодня здесь Исторический музей, но интерес к этому месту туристы из России проявляют по другому поводу. Когда-то именно здесь режиссер Масленников снимал свой бессмертный хит «Собака Баскервилей».

Поклонники нового Таллина любят прошвырнуться по Ротерманну – кварталу между столичным портом и Старым городом, застроенному в 19 веке. Особую известность он приобрел после того, как Тарковский снял здесь своего «Сталкера». Сегодня Ротерманн – суперсовременный район и символ новой жизни. Здесь сосредоточены дизайнерские бутики и модные рестораны, проходят уникальные выставки и показы новых коллекций одежды.

Таллин остается жизнерадостным, загадочным и необыкновенно уютным во все времена. И какое бы имя он не носил на разных этапах своего пути, его гостеприимность и аккуратность всегда были важнейшими причинами, которые позволяли набирать обороты крепко стоящему на ногах эстонскому туристическому бизнесу.

(при цитировании или копировании активная ссылка обязательна)