Автором одного из самых известных снимков Второй мировой войны является американский фотограф и журналист Альфред Эйзенштедт (Alfred Eisenstaedt). Его фотография «День Победы над Японией на Таймс-сквер» был напечатан во многих изданиях, она стала символом завершения самой ожесточенной и кровавой войны в истории человечества. Впрочем, Эйзенштедт за свою долгую и плодотворную творческую карьеру сумел снять еще немало сильных и интересных фотографий, которые не раз выставлялись в экспозициях по всему миру.

eisenstaedtАльфред Эйзенштедт родился в 1898 году в Западной Пруссии. В 1906 году его семья переехала в Берлин, где он, будучи четырнадцатилетним подростком, и начал заниматься фотографией. Именно в этом возрасте ему подарили первый фотоаппарат «Kodak» с катушечной пленкой, с чего началось его увлечение фотографией. Во время Первой мировой войны Эйзенштедта призвали на службу в артиллерию. В 1918 году молодой человек получил серьезное ранение и демобилизовался. В начале 20-х годов ему приходилось работать продавцом галантереи, параллельно он стал подрабатывать фотографией.

Когда Альфред получил свой первый гонорар за фотографию, он был очень удивлен, ведь оказалось, что его любимое увлечение может приносить неплохие деньги. Позднее он вспоминал, что в те далекие времена «фотожурнализм только-только зарождался, да и о фотографии я почти ничего не знал. Для меня это было приключением». Эйзенштедт стал продавать свои снимки сначала в популярную немецкую газету «Berliner Tageblatt», а позже в агентство «Associated Press». В итоге, в 1929 году он начал профессиональную карьеру фотожурналиста. На первых порах Альфред старался сочетать в своих фотоработах художественность с репортажным стилем, пытаясь создавать снимки в так называемом пикториальном стиле.

Уже в начале 30-х годов Альфред Эйзенштедт приобрел достаточную известность, его снимки печатались во многих европейских журналах. Ему удавалось создавать качественные фотографии, используя стеклянные негативы и крайне громоздкое фотооборудование. Некоторые из его работ этого периода вошли в копилку бессмертных и лучших фотографий всех времен и народов. Достаточно упомянуть снимок встречи Гитлера и Муссолини, пожимающих друг другу руки, или фотографию министра гитлеровской пропаганды Геббельса во время пятнадцатой сессии Лиги Наций, когда последний в кадре буквально испепеляет взглядом зрителя. Фотография Геббельса неоднократно публиковалась по всему миру.

Эйзенштедт впоследствии вспоминал, как он сделал этот знаменитый снимок:  «Там на лужайке перед отелем сидел доктор Джозеф Геббельс, гитлеровский Министр пропаганды. Неожиданно он поднял на меня глаза и в этот момент я нажал на кнопку. Его глаза были полны ненависти. Эту фотографию неоднократно публиковали по всему миру. Меня спрашивали, как я себя чувствую, когда фотографирую подобных персонажей. Конечно, не очень хорошо, но когда у меня в руках камера – я ничего не боюсь».

Альфред Эйзенштедт - Уинстон Черчиль

Предчувствуя глобальные изменения в своей стране, Эйзенштедт в 1935 году решил уехать из Германии и эмигрировать в Соединенные Штаты Америки. Несмотря на полное незнание английского языка, он достаточно быстро смог адаптироваться в новой для себя стране, и уже в 1936 году устроился в штат фотографов журнала «Life». Этот американский журнал, основанный Генри Льюсом, должен бы рассказывать о различных событиях не текстовыми заметками, а яркими и интересными фотографиями.

В середине 30-х годов издание «Life» только начинало развиваться и в том, что по прошествии лет журнал стал невероятно популярен — немалая заслуга Альфреда Эйзенштедта, ставшего одним из первых фотографов издания. Сам фотограф поселился в Нью-Йорке, где и проживал долгое время. Для журнала «Life» он снимал многих знаменитостей, включая, например, Софи Лорен и Эрнеста Хэмингуэя. Работе с изданием Эйзенштедт отдал практически шестьдесят лет своей жизни, поэтому в его послужном списке можно найти немало фотографий американских президентов, знаменитых политиков и голливудских звезд.

Альфред Эйзенштедт - Альберт Эйнштейн

«Мы живем в мире, состоящем из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них может нести в себе нечто значительное. Когда такое мгновение приходит, я действую инстинктивно. Между глазом и пальцем проходит как бы электронный импульс. Но даже это слишком долго. Я мечтаю о времени, когда не нужно будет тратить время на шаг между мозгом и пальцем нажимающим на кнопку. И я смогу фотографировать, просто мигнув глазом. Вот тогда я и стану настоящим фотографом».

В своей работе он преимущественно использовал среднеформатную камеру Rolleiflex в силу того, что: «Rolleiflex можно держать внизу, не поднимая к глазам; таким образом, никто не видит, как я фотографирую. Я просто стоял без движения как статуя. И никто не видел, что я делаю. Для того чтобы делать такие фотографии нужно быть ненавязчивым и уметь смешаться с толпой». Фотограф, вооруженный таким среднеформатным фотоаппаратом, действительно мог не привлекать к себе повышенного внимания. Этому в немалой степени способствовал и невысокий рост самого Альфреда Эйзенштедта.

В 1954 году состоялась первая персональная выставка работ американского фотографа немецкого происхождения, за которой  последовали десятки других. Уже в 1958 году журнал «Popular Photography» включил Эйзенштедта в список десяти лучших фотографов современности. Альфред, безусловно, гордился своими успехами, он мог часами говорить о фотографии со своими коллегами и друзьями: «Мы живем в мире, состоящем из последовательности скоротечных моментов, и каждый из них может нести в себе нечто значительное. Когда такое мгновение приходит, я действую инстинктивно. Между глазом и пальцем проходит как бы электронный импульс. Но даже это слишком долго. Я мечтаю о времени, когда не нужно будет тратить время на шаг между мозгом и пальцем нажимающим на кнопку. И я смогу фотографировать, просто мигнув глазом. Вот тогда я и стану настоящим фотографом».

Альфред Эйзенштедт - Мерлин Монро

Отдельной вехой в творчестве Альфреда Эйзенштедта стоит фотоснимок «День Победы над Японией на Таймс-сквер», сделанный в то время, когда разрушительная война в Европе уже закончилась, а Япония готовилась к неизбежной капитуляции. 14 августа 1945 года Эйзенштедт прогуливался в Нью-Йорке по Таймс-сквер, где располагался пункт набора добровольцев в армию. Ровно в семь часов вечера по радио объявили о капитуляции Японии.

Эта новость распространилась по Нью-Йорку и всем Соединенным Штатам со скоростью лесного пожара. Вся площадь, наводненная людьми, взорвалась криками радости. Незнакомые друг другу люди вместе плакали от радости, обнимались и целовались, поздравляя друг друга с победой. Это было сравнимо с тем, что испытывали советские граждане в мае 1945 года, праздновавшие победу над гитлеровской Германией. В этот день фотожурналист журнала «Life» снимал многих, однако один человек в морской форме сразу привлек его внимание. Интуитивно уловив момент, Альфред Эйзенштедт создал один из самых знаменитых фотоснимков времен Второй мировой войны — молодой матрос дарит поцелуй молоденькой, симпатичной медсестре. Это был своеобразный «поцелуй победы».

Впоследствии Эйзенштедт подробно объяснял всю хронологию тех событий: «Он носился по всей улице, хватал всех женщин, которых видел — неважно, были они пожилыми, дородными или стройными. Я бежал перед ним со своей «Лейкой», оборачиваясь и пытаясь сделать снимок, однако ни один из них мне не нравился. И тут, внезапно — как вспышка — я увидел, что он схватил что-то белое. Я повернулся и нажал на кнопку в тот самый момент, когда он поцеловал медсестру. Если бы она была одета во что-то темное, я бы никогда не сфотографировал их. То же самое — если бы на нем была светлая форма, снимка бы не было».

Интересно, что сам поцелуй был довольно долгим, поэтому Эйзенштедту удалось снять за этот короткий промежуток времени сразу четыре фотографии. Причем он даже смог несколько изменить настройки фотоаппарата в процессе съемки. По его словам, он снимал на пленку Kodak Super Double X и использовал выдержку 1/125 секунды при диафрагме между 5,6 и 8. Проявив пленку после съемки, Альфред отобрал из четырех кадров наилучший и отдал его в журнал.

Снимок получился просто гениальный и с художественной, и с технической точки зрения. Перспектива, превосходное сочетание черного и белого цветов, контраст и окружающая атмосфера – все было безупречно. Главные герои, «черный» матрос и «белая» медсестра придают снимку драматизма, задний план с улицей – перспективу, а добродушные эмоции на лицах окружающих людей – непередаваемую атмосферу радости. Сам Альфред Эйзенштедт свою самую знаменитую работу в шутку называл «Безоговорочная капитуляция».

День Победы над Японией на Таймс-сквер
«День Победы над Японией на Таймс-сквер»

Фотография «День Победы над Японией на Таймс-сквер» стала для всех американцев символом победы во Второй мировой войне. Этот снимок был опубликован во множестве изданий, образ целующихся матроса и медсестры перешагнул далеко за пределы фотографии, став своеобразным символом для Америки. Образ, созданный Эйзенштедтом, стал использоваться в качестве логотипа на майках, его публиковали на плакатах, постерах и почтовых марках. В 2005 году в честь шестидесятилетия победы на нью-йоркской площади Таймс-сквер была установлена цветная скульптура, практически полностью повторяющая легендарный кадр.

Те два человека, которые волею судеб оказались запечатлены на снимке Альфреда Эйзенштедта, долгое время так и оставались неизвестными. Причиной этого была суматоха, царившая в тот час на Таймс-сквер, вследствие чего фотограф просто не успел спросить у молодых людей их имена. В конце 70-х годов неожиданно объявилась та самая медсестра, которая оказалась в объятиях молодого американского матроса. Это была 60-летняя жительница Лос-Анджелеса Эдит Шэйн, прочитавшая в местной газете интервью с уже всемирно известным тогда фотографом Эйзенштедтом.

Позже она рассказала журналистам о том дне на Таймс-сквер: «Я работала в больнице. Мы с другом услышали по радио, что Вторая мировая закончилась и пошли на улицу, на которой уже была дикая толпа. Все происходило очень бурно. Люди метались, обнимали и целовали друг друга. Один матрос схватил меня и очень долго целовал. Я даже не видела его, потому что закрыла глаза, когда мы целовались. А потом я повернулась и пошла в другую сторону. Мы даже ничего не сказали друг другу. Я даже не знаю, посмотрел ли он на меня. Может, и нет».

А вот поиски матроса, запечатленного на снимке, оказались весьма трудными. За право называться «целующимся матросом» с легендарной фотографии боролись сразу несколько мужчин. Поначалу приоритет был отдан Карлу Мускарелло, которого сама Эдит Шэйн считала тем человеком, с которым она целовалась в тот памятный день. Впрочем, и она не была полностью уверена. В пользу Карла Мускарелло говорил тот факт, что в целующемся моряке на фотографии его узнала родная мать, купившая в 1945 году журнал «Life».

Однако спустя некоторое время у Мускарелло появился серьезный конкурент в лице ветерана военно-морских сил США Гленна Макдаффи. Последний был настолько убежден, что на снимке Эйзенштедта запечатлен именно он, что пошел на эксперимент. Макдаффи попросил судебного медика сделать несколько десятков фотографий, на которых он стоит в той же позе, что и молодой моряк на Таймс-сквер. Только вместо девушки у него в руках лежала подушка. Эксперты, сравнившие оригинальный фотоснимок с экспериментальными фотографиями, по различным антропометрическим особенностям пришли к выводу, что на снимке Эйзенштедта изображен именно ГленнМакдаффи. В дополнение к этому ветеран ВМС прошел несколько тестов на полиграфе. Впрочем, по поводу личности того самого матроса на легендарной фотографии по-прежнему нет единого мнения.

Фотография для Альфреда Эйзенштедта была повседневной работой и любимым увлечением, с которым он не мог расстаться до конца своих дней. Даже в 95-летнем возрасте он продолжал снимать. Выдающийся фотограф умер 24 августа 1995 года в своей постели. За свою невероятно плодотворную жизнь в фотографии и блестящие фотоработы Эйзенштедт был удостоен множества самых престижных наград. Трудно оценить вклад Альфреда Эйзенштедта в становление и развитие репортажной фотографии. Сам он писал следующее: «Я буду на небесах, а мои фотографии будут жить. Люди забудут мое имя, но они будут помнить, что был фотограф, запечатлевший моряка целующегося с медсестрой в конце Второй мировой войны».

 Источник: Фотокомок.ру – тесты и обзоры фотоаппаратов (при цитировании или копировании активная ссылка обязательна)